О родительской любви

"Счастливая, невозвратимая пора детства…"


Детство – самый важный и ответственный период в жизни человека. Именно в первые годы формируется личность человека, его характер, отношение к себе, к миру, к другим людям. Многие проблемы взрослого человека, его трудности в отношениях с другими людьми ведут свое происхождение из детства. Чтобы понять причины тех или иных переживаний или поступков человека, психологи, как правило, пытаются заглянуть в его детство. Именно в нем можно найти истоки характера человека – как светлых, так и темных сторон его личности.

Но детство – это не только самый важный, но и самый счастливый период жизни, наполненный радостью, удивлением, любовью, не омраченный еще никакими обязанностями и заботами. Но возраст этот, увы, быстро проходит. И все же, несмотря на невозвратимость этой прекрасной поры, ее могут в том или ином виде вернуть наши дети. Именно с ними, через них родители могут по-новому увидеть дождик или снег, червячков и птичек, прочитать старые сказки и спеть новые песенки. А какое счастье впервые сходить с ребенком в цирк, в театр, в зоопарк! Ведь любящие родители воспринимают все глазами своего ребенка. Как хочется все ему показать, и вместе с ним пережить удивление, восторг, яркость первой непосредственной реакции. Словом детство – это самый счастливый возраст не только для ребенка, но и для его родителей. Общая жизнь, игры и занятия помогут уже солидным людям заново пережить эту счастливую пору и уже по-новому, с высоты своего возраста прожить его и оценить его важность и прелесть.

Но к сожалению, далеко не у всех детство бывает счастливым. В последнее время все чаще встречаются несчастные родители, которым слишком трудно воспитывать детей, и соответственно несчастные, одинокие дети, которых не понимают их родители. Явный дефицит эмоциональных и содержательных отношений с родителями наблюдается во многих семьях. Родителям некогда заниматься с детьми, они не хотят и не умеют играть, сочинять и рассказывать сказки. А дети без взрослых, предоставленные сами себе, даже если они хорошо накормлены и обеспечены игрушками, не могут найти себе интересное занятия, научиться играть, увидеть все краски окружающего мира, а значит прожить полноценное детство. Все это обязательно отразиться на судьбе взрослого человека.

Но проблемы детей и родителей вызваны не только повышенной занятостью взрослых, но и объективной трудностью родительской роли (или доли).

Откуда берутся эти трудности и можно ли обойтись без них? Бывают ли благополучные, легкие дети? Можно ли избежать проблем и конфликтов со своим ребенком? Чтобы понять причины этих достаточно серьезных проблем нужно немного поговорить о том, как "устроено" родительское отношение и в чем его внутренняя конфликтность.

Две половинки родительской любви

Быть родителем – это счастливая, но трудная и драматичная миссия, которая невозможна без проблем и противоречий. Эти трудности и противоречия неизбежны и объективны. Они не зависят от материального уровня, социального статуса и даже от образования человека. Чтобы пояснить эту далеко не утешительную мысль, давайте рассмотрим природу родительской любви и своеобразие отношения родителя к своему ребенку.

Сразу скажем, что это отношение двойственно и противоречиво. Оно как бы состоит из двух разных составляющих, из двух половинок, которые можно условно обозначить как любовь и требовательность.

Безусловно, главной чертой отношения родителя является любовь к ребенку. Мать она любит своего ребенка не за то, что он для нее что-то сделал, не за то, что он красивый, умный, благородный, а просто за то, что он есть. И уже в силу своей любви она видит многочисленные достоинства малыша. Практически каждая мать считает своего ребенка красивым, обаятельным, хорошим, милым. Ведь любимый человек всегда наделяется разными достоинствами. До определенного возраста мама ничего не требует от своего малыша, не оценивает его способности, ничему не учит и радуется самому факту его существования. В психологии подобное отношение иногда называют "безусловным принятием". Но термин принятие – слишком спокойное и формальное обозначение такого острого и всепоглощающего чувства как родительская любовь. В силу изначальной, первичной связи матери и ребенка, материнская любовь является высшим проявлением альтруистического, бескорыстного, личностного отношения. Она порождает не просто близость и родство, но единство матери с ребенком, сильную аффективную связь с ним, когда его переживания, трудности или успехи переживаются даже острее, чем свои. Главное желание родителя при этом – чтобы у него (или у нее) все было хорошо и ради счастья и благополучия ребенка любящие родители готовы на любые жертвы (множество примеров этого дают литература, кинематограф, да и сама жизнь). Именно через такую любовь происходит утверждение бытия человека. В ней у ребенка рождается чувство своей нужности, полноценности, уникальности, которое становится корнем, основой жизни человека. Очень точно и красиво эту мысль выразил поэт Валентин Берестов:

Любили тебя безо всяких причин,
За то что ты внук, за то, что ты сын,
За то, что малыш, за то, что растешь,
За то, что на маму и папу похож,
И эта любовь до конца твоих дней
Останется главной опорой твоей.

Ребенок, лишенный такой бескорыстной, абсолютной и безусловной любви вряд ли вырастет полноценным человеком. Но это лишь одна сторона родительской любви.

Другая ее сторона гораздо менее романтична и более прагматична.

Родитель в силу своей роли и своего долга обязан думать не только о своих чувствах, и не только об эмоциональном благополучии ребенка, но и о том, чтобы этот ребенок вырос нормальным членом общества, полноценным человеком. Тотальная ответственность за будущее ребенка порождает оценку его реальных достижений, способностей, навыков и умений. Он должен вовремя научиться говорить, проситься на горшок, самостоятельно одеваться, прилично себя вести, потом научиться читать, считать и решать задачки и так далее. Именно родитель является для своего ребенка носителем общественных норм и правил поведения и первым источником того "как надо". И каждый раз родитель сравнивает своего ребенка со сверстниками того же возраста, поощряет или порицает свое дитя, требует определенных действий и умений. При этом родитель, опираясь на собственный или чужой опыт, знает что и как должен делать его ребенок в данном возрасте: как он должен себя вести, что уметь, как относиться к старшим и т.д. Таким образом, он ждет от своего чада определенных достижений и прилагает все возможные усилия для их воплощения. Увы, эти ожидания не всегда оправдываются. Тем не менее родитель всегда реализует более или менее жесткую воспитательную стратегию, которая направлена в будущее: на формирование определенных качеств, которые представляются маме или папе наиболее важными и ценными. Отношение к ребенку с этой точки зрения зависит от того, насколько он соответствует требованиям и ожиданиям родителей. Сами требования и ожидания продиктованы заботой о будущем ребенка, той же (хотя уже совершенно другой) родительской любовью.

Итак, "внутри" родительской любви находятся два во многом противоположных чувства. С одной стороны – это глубинная связь с ребенком, с другой – объективное (а порой совершенно необъективное) отстраненно-оценочное отношение. С одной стороны – родитель хочет счастливого детства для своего ребенка, с другой – волнуется за его будущее. С одной стороны он любит своего малыша такого, какой он есть (каким бы он ни был), с другой – принимает или не принимает его в зависимости от того, как он себя ведет и что умеет. И все эти противоположности в одном человеке и в одном чувстве! Поскольку эти два начала находятся в противоречии и во многом противоположны, они постоянно борются друг с другом. Именно эта внутренняя борьба порождает трудности родительства, а порою даже его драматизм.

Иногда эти две половинки родительской любви распределяют между двумя родителями. С образом матери обычно связывают нежность, заботу, прощение всех проступков, словом, ту самую абсолютную, безусловную любовь. Образ отца традиционно несет твердость, требовательность, наказание, контроль; любовь отца дается не просто так, а за что-то, ее нужно заслужить, как награду, как стимул для собственного роста. Однако, такое "распределение" далеко не всегда соответствует действительности. Часто отец бывает более мягким и прощающим, чем мать, да и не во всякой семье отец, увы, полноценно участвует в воспитании ребенка. Но основная трудность в том, что эти два вида родительской любви одновременно существуют в одном человеке. Это не два разных отношения, а две стороны (два начала), которые обязательно и неизбежно присутствуют в каждом – и материнском и отцовском – отношении к ребенку. И мать и отец всегда требуют от ребенка хорошего поведения, оценивают его поступки, качества и умения, сравнивают своего ребенка с другими. В то же время если они только требуют и оценивают, это уже не родительская любовь, а дрессура или формальное воспитание, которое никогда не дает положительных результатов. Каждый нормальный родитель конечно же хочет видеть своего ребенка веселым и счастливым, но если он не думает о его будущем и не оценивает его поведение и его способности, это уже не родительская позиция, а слепая любовь, которая также может иметь печальные последствия (когда дети, например, управляют или даже манипулируют родителями). Вместе с тем, масштабы родительских трудностей бывают разными.

Почему с детьми бывает так трудно

Как правило, семейные проблемы нарастают с возрастом детей. Но уже в дошкольном возрасте многим папам и мамам приходится нелегко. Одни страдают из-за того, что ребенок слишком подвижный, непослушный, неуправляемый, другие – что он слишком медлительный, робкий застенчивый, третьи переживают из-за того, что ребенок не хочет ничем заниматься, четвертые – что он не развит физически и пр. Однако, несмотря на разнообразие родительских проблем, их причины имеют общий корень. И этот корень не в ребенке, а в родительском отношении. В общих чертах его можно определить как "неоправданные ожидания" или оценочное отношение к ребенку, иными словами перевес требовательности над любовью. "Он (или она) не оправдывает моих надежд" - говорит мама. В этом горестном признании и горечь разочарования в ребенке, и понимание собственного бессилия (я ничего не могу изменить). А начинается все в самом раннем возрасте…

Послушаешь иногда, как мамы на прогулке "воспитывают" своих малышей, — чего только не наслушаешься! "Идиот, придурок, куда тебя несет? Заткнись! Совсем спятил, сейчас получишь..." И тут же сыпется грубая брань, подзатыльники, шлепки! А за что все это? За то, что малыш залез в лужу, или слишком громко кричит, или испачкал курточку. Но ведь для ребен ка это совершенно естественно! Он по-другому не может! Малыш еще не в состоянии понять, почему его поведение огорчает взрослых. Не можем мы требовать, чтобы он смотрел на вещи взрослыми глазами и понимал наши проблемы. А вот от взрослых, воспитывающих детей, мы вправе требовать понимания детских интересов, желаний, потребностей и правильной, взрослой реакции на естественные проявления детства. Увы, это встречается так редко! И как-то не задумываются молодые мамы о том, что лет через десять они скорей всего услышат от своих подросших детей те же слова и те же интонации, адресованные им самим. Ведь то, что малыши слышат сейчас, впитывается, впечатывается в их сознание и становится нормой общения и обращения с близкими.

Чаще всего такая реакция мам на поведение малышей это вовсе не сознательная и не продуманная стратегия воспитания, а просто раздражение, гнев, который всегда вспыхивает внезапно и с которым трудно совладать. В гневе мы словно теряем рассудок: мы обращаемся с родными детьми как с врагами, оскорбляем их, кричим, наносим удары "ниже пояса". Потом, когда вспышка ярости проходит, мы можем осознать свою вину, и торжественно обещаем себе, что такого больше не повторится. Но вскоре гнев вспыхивает снова и мы опять набрасываемся на собственных детей, которые "выводят нас из себя".

Конечно, совсем избежать негативных эмоций в семейной жизни невозможно – слишком часто дети доводят родителей "до ручки", когда уже нет никаких сил для "мирных" решений проблемы. Дети тоже должны понимать, когда мама сердится, когда гнев означает, что ее терпению пришел конец. Но ребенок обязательно должен понимать, за что и почему мама (или папа) сердится и в чем его вина. Наказание должно быть связано с преступлением. Увы, очень часто родительский гнев и наказания обрушиваются на ребенка внезапно и неожиданно. Он не понимает, за что его ругают и в чем собственно он виноват. Многие мамы и ругаются в самых разных и малопонятных для малыша случаях: если ребенок плохо ест, не может вовремя заснуть, медленно одевается, шумно бегает по квартире, отказывается принимать лекарства, не хочет мыться или причесываться, не может спокойно заниматься и т.д. и т.п. Все эти "проступки" совершаются совсем не специально, они лишь естественная часть общей жизни ребенка и его отношения к окружающему – а его за это наказывают. Ребенок при этом отчетливо воспринимает наказание, но не догадывается о своем преступлении. Родители же сосредоточены на неправильном (т.е. не соответствующем их представлениям) поведении ребенка, но не видят его самого – его проблем, желаний, страхов. Вместо того, чтобы попытаться понять, почему он так ведет себя, и помочь справиться с трудностями, они осуждают, принуждают, наказывают. Они испытывают раздражение и даже злость из-за своего бессилия исправить поведение ребенка и направить его на правильный путь.

Все эти переживания возникают тогда, когда требования и ожидания родителей значительно превосходят, перевешивают безусловную родительскую любовь. Конечно же требования и ожидания – необходимая и неизбежная составляющая родительского отношения. Но когда они превращаются в главную доминанту этого отношения, они начинают закрывать самого ребенка. Отчетливая ориентация на определенные качества и способности ребенка, на то, как он должен себя вести, не позволяют увидеть и почувствовать внутренний мир ребенка. Мама или папа уже перестают воспринимать свое дитя таким как оно есть, а видят лишь то, каким оно должно быть и каким оно, увы, не является. Они уже не пытаются понять интересы и потребности своего ребенка, его эмоциональное состояние, отказываются помогать и сопереживать. Собственные цели и ожидания, которые невозможно реализовать, заслоняют реальную жизнь ребенка.

Очень часто усилия и старания, которые прикладывают родители для достижения собственных целей, расценивается ими как эмоциональная поддержка ребенка: "Я стараюсь для него (нее), я хочу, чтобы он был успешным, я готова на все, чтобы помочь ему, - говорит мама, - а он ничего не хочет". Но без учета реального состояния и настроения ребенка, его интересов и потребностей такое участие не может быть поддержкой.

Основной проблемой многих родителей оказывается недостаток эмоциональной чувствительности к ребенку. Для всех проблемных семей, обратившихся за помощью к психологу, характерно снижение способности воспринимать состояние ребенка при чрезмерной склонности к оказанию действенной поддержки. Родители приводят себя в пример, делают что-то за ребенка и возмущаются, что он не может так, как они. Характерно, что все эти особенности нарастают к младшему школьному возрасту.

Младший школьный возраст – это совершенно особый период в жизни не только ребенка, но и его родителей. В этом возрасте ребенок впервые "выходит в люди", т.е. попадает в государственное учреждение (школу), где его начинают оценивать за результаты его учебной деятельности. Его школьные достижения становятся мерой его ценности не только в школе, но к сожалению и в семье. Родная мама начинает видеть не его проблемы, настроения или трудности, а его школьные успехи, а чаще неудачи. Отстраненно-оценочное отношение явно начинают перевешивать над нормальной материнской любовью. Мама видит в ребенке неудачного школьника и стремится сделать его более успешным. Но без реальной эмоциональной связи это благородное стремление не может привести к успеху. Нотации и призывы матери вызывают лишь взаимное разочарование: состояние одиночества и отчуждения у ребенка и ощущение своего бессилия и раздражения у матери.

Ключевые проблемы всех трудных детей и воспитывающих их родителей, удивительно похожи и находятся они в сфере родительского отношения. Отчетливая ориентация на определенные качества и способности, которыми по мнению мамы должен обладать ребенок, мешает его реальному восприятию, его состояния, настроения, препятствует личностному отношению к нему. Неоправданные ожидания приносят разочарование, тревогу, беспокойство за ребенка и за себя. Усилия и старание, которое прикладывают родители для достижения собственных целей, расценивается ими, как эмоциональная поддержка и помощь детям. Но без учета реального состояния ребенка и его потребностей такое участие не может быть поддержкой. Стремление все делать "правильно" порождает бесполезные нотации и объяснения, и главное - затрудняет непосредственный эмоциональный контакт с ребенком.

Мама может объяснять ребенку, что нужно быть инициативным, самостоятельным, или спокойным, дисциплинированным, организованным, или внимательным, вежливым, заботливым. Несмотря на безусловную справедливость этих благих пожеланий, очевидно, что без реальной эмоциональной связи такие призывы не могут иметь какого-либо позитивного результата. Они вызывают лишь взаимные разочарования.

Где же выход? А выход в том, чтобы ориентироваться не только и не столько на собственные представления и ожидания, но прежде всего на своего ребенка. Пытаться видеть и воспринимать его таким, какой он есть, а не таким, каким он должен (или мог бы) быть. Это трудно, потому что мы привыкли рассматривать все и всех со своей точки зрения. Нам кажется, что мы знаем, как должны поступать другие и какими качествами эти другие должны обладать. Нам трудно представить, что у детей могут быть совершенно другие желания, интересы и возможности, чем у нас. И только любовь к ребенку, эмоциональная связь с ним помогают увидеть и почувствовать своего ребенка, его внутренний мир (а не свои представления о нем), а значит понять его и пережить радость общения. Ведь детство может стать самым счастливы периодом не только для ребенка, но и для его родителей.

 

Смирнова Е. О.

Календарь